–°–∞–є—В –Т–Ђ–°–®–Р–ѓ –Щ–Ю–У–Р
–У–ї–∞–≤–љ–∞—П –Ъ–∞—А—В–∞ –Э–Њ–≤–Њ—Б—В–Є –Ъ—Г—А—Б—Л –С—Е–∞–Ї—В–Є –Ю –љ–∞—Б –Ч–∞–≥–ї–∞–≤–љ–∞—П —Б—В—А–∞–љ–Є—Ж–∞ –Я–Њ–Є—Б–Ї –Ю—В–њ—А–∞–≤–Є—В—М –њ–Є—Б—М–Љ–Њ
–Ь–∞—В–µ—А–Є–∞–ї—Л –Т—Л—Б—И–µ–є –Щ–Њ–≥–Є

  –Ч–Ю–Т –Т–Х–І–Э–Ю–°–Ґ–Ш | —Н—В–Њ –Ї–љ–Є–≥–∞ –Њ –ґ–Є–Ј–љ–Є –Є —Б–Љ–µ—А—В–Є, —Б–Љ—Л—Б–ї–µ –ґ–Є–Ј–љ–Є –Є –С–Њ–≥–µ. –Т –љ–µ–є –≤—Л –љ–∞–є–і–µ—В–µ –≤—Б–µ, —З—В–Њ –љ–µ–Њ–±—Е–Њ–і–Є–Љ–Њ –і–ї—П –њ–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—П —Б–≤–Њ–µ–≥–Њ –њ—А–µ–і–љ–∞–Ј–љ–∞—З–µ–љ–Є—П –≤ –ґ–Є–Ј–љ–Є, –њ–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—П –Є —А–∞—Б–Ї—А—Л—В–Є—П –Ф—Г—И–Є...

–І–Є—В–∞—В—М "–Ч–Њ–≤ –Т–µ—З–љ–Њ—Б—В–Є"

  –Э–Ш–°–•–Ю–Ц–Ф–Х–Э–Ш–Х –Ф–£–•–Р | –ї–µ–Ї—Ж–Є–Є –Є —В–µ—Е–љ–Є–Ї–Є –є–Њ–≥–Є, –Њ–њ–Є—Б–∞–љ–Є–µ –і—Г—Е–Њ–≤–љ—Л—Е –Њ–њ—Л—В–Њ–≤ –Є –њ–µ—А–µ–ґ–Є–≤–∞–љ–Є–є. –Ф–љ–µ–≤–љ–Є–Ї –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–є –њ—А–∞–Ї—В–Є–Ї—Г—О—Й–µ–є –Т—Л—Б—И—Г—О –Щ–Њ–≥—Г.

–І–Є—В–∞—В—М "–Э–Є—Б—Е–Њ–ґ–і–µ–љ–Є–µ –Ф—Г—Е–∞"

  –Я–£–Ґ–ђ –Щ–Ю–У–Ш | –Њ—В–≤–µ—В—Л –љ–∞ –≤–Њ–њ—А–Њ—Б—Л, –њ–µ—А–µ–њ–Є—Б–Ї–∞ —Б –њ—А–∞–Ї—В–Є–Ї—Г—О—Й–Є–Љ–Є –Є —А—Г–Ї–Њ–≤–Њ–і—Б—В–≤–Њ –і—Г—Е–Њ–≤–љ–Њ–≥–Њ –£—З–Є—В–µ–ї—П.

–І–Є—В–∞—В—М "–Я—Г—В—М –є–Њ–≥–Є"

  –Т–Ђ–°–®–Р–ѓ –Щ–Ю–У–Р - –Ф—А–µ–≤–љ–µ–µ –£—З–µ–љ–Є–µ –Э–Њ–≤–Њ–≥–Њ –Ь–Є—А–∞ | –Ю–±—А–∞–Ј–Њ–≤–∞–љ–Є–µ –Є —Б—В—А–Њ–µ–љ–Є–µ –≤—Б–µ–ї–µ–љ–љ–Њ–є, –±–Њ—А—М–±–∞ —Б–Є–ї –°–≤–µ—В–∞ –Є –Ґ—М–Љ—Л, –њ—А–µ–і–љ–∞–Ј–љ–∞—З–µ–љ–Є–µ —З–µ–ї–Њ–≤–µ–Ї–∞ –Є –Ш–љ–Є—Ж–Є–∞—Ж–Є–Є –њ–Њ –і–Њ—Б—В–Є–ґ–µ–љ–Є—О –≤—Л—Б—И–Є—Е —Б–Њ—Б—В–Њ—П–љ–Є–є —Б–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—П.

–І–Є—В–∞—В—М "–Т—Л—Б—И—Г—О –Щ–Њ–≥—Г"

   –°—В–∞—В—М–Є –Є –Ї–љ–Є–≥–Є –∞–≤—В–Њ—А–∞ —Б–∞–є—В–∞
–Ь–Р–•–Р–®–Р–Ъ–Ґ–Ш - –Ь–∞—В—М –≤—Б–µ–ї–µ–љ–љ–Њ–є
–Ь–Њ–є –Я—Г—В—М
–°–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є–µ –Є –†–µ–∞–ї–Є–Ј–∞—Ж–Є—П
–Т—Б–µ —Б—В–∞—В—М–Є —Б–∞–є—В–∞
–Я—А–∞–Ї—В–Є–Ї–∞ –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є –Є –є–Њ–≥–Є
   –Р–≤—В–Њ—А —Б–∞–є—В–∞

–Э–Є–Ї–Њ–ї–∞–є –°–∞–љ—В

   –Я–Њ–≥–Њ–і–∞
–Ф—А—Г–≥–Є–µ –≥–Њ—А–Њ–і–∞
   –Ш–љ—Д–Њ—А–Љ–∞—Ж–Є—П

–Ю–±—Г—З–µ–љ–Є–µ –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є mp3
–Э–∞—З–љ–Є—В–µ –Є–Ј—Г—З–µ–љ–Є–µ –Љ–∞—В–µ—А–Є–∞–ї–Њ–≤ —Б–∞–є—В–∞ —Б —З—В–µ–љ–Є—П –Ї–љ–Є–≥–Є –Ч–Њ–≤ –Т–µ—З–љ–Њ—Б—В–Є! –Ґ–∞–Ї –ґ–µ –Т—Л –Љ–Њ–ґ–µ—В–µ —Б–Ї–∞—З–∞—В—М –Љ—Г–Ј—Л–Ї—Г –і–ї—П –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є –±–µ—Б–њ–ї–∞—В–љ–Њ, –∞—Г–і–Є–Њ-–Ј–∞–њ–Є—Б–Є —Б —Б–µ–Љ–Є–љ–∞—А–∞ –њ–Њ –Ш–љ—В–µ–≥—А–∞–ї—М–љ–Њ–є –Щ–Њ–≥–µ –®—А–Є –Р—Г—А–Њ–±–Є–љ–і–Њ.


–°–Ф–Х–Ы–Р–Ґ–ђ –°–Ґ–Р–†–Ґ–Ю–Т–Ђ–Ь | –Т –Ш–Ч–С–†–Р–Э–Э–Ю–Х | –Т–Ђ–°–®–Р–ѓ-–Щ–Ю–У–Р.—А—Д

Ѕиблиотека / ќѕ–ј¬ƒјЌ»≈ ƒќЅ–ј. Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌјя ‘»Ћќ—ќ‘»я 2004 г.

ќѕ–ј¬ƒјЌ»≈ ƒќЅ–ј.
Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌјя ‘»Ћќ—ќ‘»я

“екст этой страницы набран в текстовом редакторе,
поэтому будет искажение дизайна страницы

Ё“» ј ¬Ћ. COЋќ¬№≈¬ј. ( по работе ¬л. —оловьева " ќправдание добра. Ќравственна€ философи€"). √Ћј¬ј ѕ≈–¬јя. ѕервичные данные нравственности I. ¬с€кое нравственное учение, какова бы не была его внутренн€€ убедительность или внешн€€ авторитетность, оставалось бы бессильным и бесплодным, если бы не находило дл€ себ€ твердых точек опоры в самой нравственной природе человека. Ќесмотр€ на все разнообразие степеней духовного развити€ в прошедшем и насто€щем человечества, все-таки существует неразложима€ основа общечеловеческой нравственности, и на ней должно утверждатьс€ вс€кое значительное построение в области этики. ѕризнание этой истины нисколько не зависит от того или другого метафизического или научного взгл€да на происхождение человека. “ак или иначе, человеческа€ природа во вс€ком случае существует со всеми своими отличительными чертами, между которыми важнейшее место занимают черты нравственные. "–азличие между человеком и всеми другими животными,- говорит „.ƒарвин,- без сомнени€ огромно, если даже мы будем сравнивать, с одной стороны, душу самого низшего дикар€, не умеющего считать больше четырех; а с другой стороны - душу самой высокоорганизованной обезь€ны". ƒалее ƒарвин обь€вл€ет, что он вполне подписываетс€ под суждением, что изо всех различий между человеком и другими животными самое значительное состоит в нравственном чувстве, которое он считает не приобретаемым, а прирожденным человеку. ќднако далее ƒарвин впадает в одну основную ошибку. ¬сей первоначальной нравственности человека он приписывает характер исключительно общественный, сближа€ ее таким образом с социальными инстинктами животных. Ћична€ же нравственность имеет, по ƒарвину, лишь производное значение, как позднейший результат исторического развити€. ќднако такой взгл€д можно опровергнуть. ≈сть одно чувство, которое не служит никакой общественной пользе, совершенно отсутствует у самых высших животных и, однако же, €сно обнаруживаетс€ у самых низших человеческих рас. ¬ силу этого чувства самый дикий человек —“џƒ»“—я, т.е. признает недолжным и скрывает такой физиологический акт, который не только удовлетвор€ет его собственному влечению и потребности, но сверх того полезен и необходим дл€ поддержани€ рода. Ётот нравственный факт резче всего отличает человека от всех других животных, у которых мы не находим ни малейшего намека на что-нибудь подобное. —ам ƒарвин, рассуждающий о религиозности собак, не пыталс€ искать у какого бы то ни было животного каких-нибудь зачатков стыдливости. Ќе име€ никакой возможности утверждать стыдливость у животных, ƒарвин принужден отрицать ее у человека. Ќе найд€ стыдливых животных, он говорит о бесстыдстве диких народов. ¬ пользу своего тезиса о первоначальном бесстыдстве человека ƒарвин ссылаетс€ на религиозные обычаи древних, т.е. на фаллический культ. Ќо этот факт говорит скорее против него. Ќамеренное, возведенное в религиозный принцип бесстыдство, очевидно, предполагает существование стыда. ѕодобным образом принесение родител€ми в жертву богам своих детей никак не доказывает отсутстви€ жалости или родительслой любви, а, напротив, предполагает это чувство; ведь главный смысл этих жертв состо€л именно в том, что убивались любимые дети; если бы то, что жертвовалось, не было дорого жертвующему, то сама жертва не имела бы никакой цены,т.е. не была бы жертвой. ќчевидно, ƒарвину незачем было прибегать к столь неудачным косвенным доказательствам своего взгл€да на св€зь человеческой нравственности с животною, если б он мог сослатьс€ на какие-нибудь достоверные факты, показывающие хот€ бы лишь зачаточное присутствие стыдливости у животных. “аких фактов нет вовсе, и стыд, несомненно, останетс€ отличительным признаком человека даже с внешней, эмпирической точки зрени€. „увство стыда есть уже фактически безусловное отличие человека от низшей природы, так как ни у каких других животных его нет ни в какой степени, а у человека оно по€вл€етс€ с незапам€тных времен и затем подлежит дальнейшему развитию. —амосто€тельное и первоначальное значение чувства стыда было бы устранено, если бы удалось св€зать этот нравственный факт с какою нибудь материальною пользою дл€ особи или рода в борьбе за существование. ¬ таком случае стыд можно было бы объ€снить как одно из про€влений инстинкта животного самосохранени€ - индивидуального или общественного. Ќо именно такой св€зи и не возможно найти. ” животных, покорных инстинктам, не бывает никаких вредных дл€ самосохранени€ излишеств, но человек, вследствие большей силы индивидуального сознани€ и воли, получает возможность таких злоупотреблений, и вот против самых пагубных из них - половых - развиваетс€ у него на общих основани€х естественного подбора полезный противовес - чувство стыда. Ќо здесь есть внутреннее противоречие.  огда против пагубных излишеств оказываетс€ у человека бессильным основной и могущественный инстинкт самосохранени€, то откуда же возьмет силу новый производный инстинкт стыда ? ј если инстинктивные внушени€ этого чувства не имеют над человеком достаточной власти, то, значит, никакой специальной полезности у стыда не оказываетс€. ¬место того, чтобы быть противовесом дл€ человеческих злоупотреблений или нарушени€ естественных норм, он €вл€етс€ только лишним предметом такого нарушени€, т.е. совершенно ненужным осложнением. „увство стыда сильнее всего про€вл€етс€ до наступлени€ половых отношений, следовательно, если бы стыд имел практическое значение, то он не только был бы не полезен, но и пагубен и дл€ особи, и дл€ рода.  огда €вл€етс€ стыд, ещЄ не может быть речи о злоупотреблени€х, а когда €вл€етс€ злоупотребление, тогда уже нечего говорить о стыде. »так, там, где стыд мог бы быть полезен, его нет, а там, где он есть, он вовсе не нужен. ясно, таким образом, что все указани€ на отсутствие стыда у отдельных людей или у целых племЄн, если бы даже эти указани€ и были совершенно точны, вовсе не имеют того значени€, которое им приписываетс€. Ќесомненное бесстыдство единичных лиц, как и сомнительное бесстыдство целых народов, может означать только, что в этих частных случа€х духовное начало человека, которым он выдел€етс€ из материальной природы, или еще не раскрылось, или уже потер€но, что этот человек или эта группа людей еще не возвысились актуально над скотским состо€нием или снова к нему вернулись. II. Ќезависимо от вс€ких соображений об эмпирическом происхождении чувства стыда в человечестве это чувство имеет то принципиальное значение, что им определ€етс€ этическое отношение человека к материальной природе. „еловек стыдитс€ еЄ господства в себе или своего подчинени€ ей и тем самым признает, относительно ее, свою внутреннюю самосто€тельность и высшее достоинство, в силу чего он должен обладать, а не быть обладаемым ею. –€дом с этим основным нравственным чувством находитс€ в природе человеческой другое, составл€ющее корень этического отношени€ уже не к низшему, материальному началу жизни в каждом чеолвеке, а к другим человеческим и вообще живым существам, ему подобным,- именно чувство ∆јЋќ—“». ќно состоит вообще в том, что данный субъект соответственным образом ощущает чужое страдание или потребность, т.е. отзываетс€ на них более или менее болезненно, про€вл€€, таким образом, в большей или меньшей степени свою солидарность с другими. „увство жалости или сострадани€ - в отличие от стыда - свойственно (в зачаточной степени) многим животным и, следовательно, ни с какой точки зрени€ не может рассматриватьс€ как позднейший продукт человеческого прогресса. “аким образом. если человек бесстыдный представл€ет собою возвращение к скотскому состо€нию, то человек безжалостный падает ниже животного уровн€. “есна€ св€зь чувства жалости с общественными инстинктами у животных и человека не подлежит сомнению по самому существу этого чувства; однако оно в корне своем есть всЄ-таки индивидуально-нравственное состо€ние, не покрываемое всецело социальными отношени€ми даже у животных, не только у человека.≈сли бы единственным основанием симпатии была потребность общественного организма, то каждое существо могло бы испытывать это чувство лишь по отношению к тем, которые принадлежат с ним к одному и тому же социальному целому. “ак оно обыкновенно и бывает, однако далеко не всегда, по крайней мере у высших животных. ќбщеизвестны многочисленные факты самой нежной любви (любовь в смысле чисто психологическом) различных животных к особ€м других,иногда весьма далеких зоологических групп.ѕоэтому очень странно утверждение ƒарвина, будто у диких народов симпатические чувства ограничиваютс€ сочленами одного и того же тесного общества.  онечно и у культурных народов большинство людей обнаруживают насто€щую симпатию главным образом относительно своей семьи и ближайшего кружка, но индивидуально-нравственное чувство во всех народах может переступать - и действительно издревле переступает - не только эти тесные, но и вс€кие другие эмпирические пределы. ѕрин€ть утверждение ƒарвина как безусловное, хот€ бы только дл€ диких племен,- значит допустить, что дл€ дикого человека недоступна та нравственна€ высота, которой иногда достигают собаки, обезь€ны и даже львы. III. ¬ присущих нам чувствах стыда и жалости основным образом определ€етс€ наше нравственное отношение, во-первых, с собственно материальной природе и,во-вторых, ко всем другим живым существам. ѕоскольку человек стыдлив и жалостлив, он относитс€ нравственно "к самому себе и ближнему"; бесстыдство и безжалостность, напротив, в корне подрывают его нравственный характер.  роме этих двух основных чувств есть в нас ещЄ одно, третье, несводимое на них, столь же первичное, как они, и определ€ющее нравственное отношение человека не к низшей стороне его собственной природы, а также не к миру подобных ему существ, а к чему-то особому, что признаетс€ им как ¬џ—Ў≈≈, чего он ни стыдитьс€, ни жалеть не может, а перед чем он должен приклон€тьс€ Ёто чувство ЅЋј√ќ√ќ¬≈Ќ»я или преклонени€ перед ¬џ—Ў»ћ составл€ет у человека нравственную основу религии и религиозного пор€дка жизни; будучи отвлечено философским мышлением от своих исторических про€влений, оно образует так называемую "естественную религию". ѕервичный или прирожденный характер этого чувства не может быть отрицаем по той же причине, по которой не отрицаетс€ серьезно прирожденность нам жалости или симпатии ; как это последнее, так и чувство благоговени€ в зачаточных степен€х и формах уже находитс€ у животных. Ќелепо искать у них религии в нашем смысле, но то общее элементарное чувство, на котором изначала держитс€ религи€ в душе вс€кого человека, - именно чувство благоговейного преклонени€ перед чем-то высшим - зарождаетс€ безотчетно и у других тварей, кроме человека. “ак, „.ƒарвин признает, что в quasi - религиозном отношении собаки или обезь€ны к высшему (дл€ них) существу кроме страха и своекорысти€ есть еще и нравственный элемент, притом совершенно отличный от симпатических чувств, какие выказывают эти животные по отношению к себе подобным. Ёто специфическое чувство к высшему и есть именно то, что ¬. —оловьев называет благоговением, и, признава€ его у собак и обезь€н, странно было бы отрицать его у человека и выводить человеческую религию из одного страха и своекорысти€. Ќельз€ не видеть участи€ и этих низших существ в образовании и развитии религии, но глубочайшим еЄ основанием остаетс€ всЄ-таки отличительное религиозно-нравственное чувство благоговейной любви человека к тому, что превосходит его самого. ќсновные чувства —“џƒј, ∆јЋќ—“» » ЅЋќ√ќ√ќ¬≈Ќ»я исчерпывают область возможных нравственных отношений человека к тому, что ниже его, что равно ему и что выше его. √ќ—ѕќƒ—“¬ќ над материальною чувственностью, —ќЋ»ƒј–Ќќ—“№ с живыми существами и внутреннее добровольное ѕќƒ„»Ќ≈Ќ»≈ сверхчеловеческому началу - вот вечные, незыблемые основы нравственной жизни человечества. —тепень этого господства, глубина и объЄм этой солидарности, полнота этого внутреннего подчинени€ измен€ютс€ в историческом процессе, переход€ от наименьшего к наибольшему cовершенству. ¬се прочие €влени€ нравственной жизни, все так называемые добродетели могут быть показаны как видоизменени€ этих трех основ или как результат взаимодействи€ между ними и умственною стороной человека. ћ”∆≈—“¬ќ или ’–јЅ–ќ—“№ есть лишь в более внешней, поверхностной форме про€влени€ тот же самый принцип возвышени€ и господства над низшею, материальною стороной нашей природы,- принцип, коего более глубокое и знаменательное выражение мы находим в стыде. „увство стыда, по самому существу своему, заключает порицательное суждение о том, чему оно противостоит: то, чего € стыжусь, самым фактом стыда объ€вл€етс€ мною дурным и недолжным. Ќапротив, мужественное чувство или поступок могут просто про€вл€ть природу данного существа и сами по себе вовсе не заключают в себе осуждени€ своего противуположного.. ѕоэтому храбрость свойственна и животным, не име€ никакого нравственного значени€. ћужество сознаетс€ человеком не как преобладание только хищнического инстинкта, а как способность духа возвышатьс€ над инстинктом личного самосохранени€, причем присутствие этой силы духа €вл€етс€ добродетелью, а отсутствие еЄ осуждаетс€ как ѕќ—“џƒЌќ≈. “аким образом, существенное сродство между стыдливостью и храбростью обнаруживаетс€ в том, что недостаток второй добродетели осуждаетс€ по норме первой: отсутствие мужества становитс€ предметом стыда, чего нельз€ сказать в той же силе о других добродетел€х (милосердии, справедливости, смирении, благочестии и т.д.), отсутствие коих порицаетс€ обыкновенно в иных формах. »з трех первичных основ нравственной жизни одна принадлежит исключительно человеку (стыд), друга€ в значительной степени свойственна многим животным (жалость), а треть€ лишь в слабой степени замечаетс€ у некоторых животных (благоговение). Ќо хот€ зачатки нравственного чувства наблюдаютс€ у животных, между ними и соответствующими чувствами у человека есть, однако, формальное различие. ∆ивотные бывают добрыми и злыми, но различие добра и зла, как таковых не существует в их сознании. ” человека это поэнание добра и зла не только дано непосредственно в отличительном дл€ него чувстве стыда, но из этой первоосновы, постепенно расшир€€ и утонча€ свою конкретно-чувственную форму, оно переходит в виде совести на всю область человеческой этики. —тыд и совесть говор€т разным €зыком и по разным поводам, но смысл того, что они говор€т, один и тот же: Ё“ќ Ќ≈ ƒќЅ–ќ, Ё“ќ Ќ≈ ƒќЋ∆Ќќ, Ё“ќ Ќ≈ƒќ—“ќ…Ќќ. “акой смысл уже заключаетс€ в стыде; совесть прибавл€ет аналитическое по€снение: —ƒ≈Ћј¬Ў» Ё“ќ Ќ≈ƒќ«¬ќЋ≈ЌЌќ≈ »Ћ» Ќ≈ƒќЋ∆Ќќ≈, “џ ¬»Ќќ¬≈Ќ ¬ќ «Ћ≈, ¬ќ √–≈’≈, ¬ ѕ–≈—“”ѕЋ≈Ќ»». ≈сли первична€ основа совести есть чувство стыда, то очевидно, у животных, лишенных этого элементарного чувства, было бы напрасно искать более сложного €влени€ его- в совести.  огда из смущенного вида провинившихс€ животных вывод€т присутствие в них совести, этот вывод, несомненно, основан на недоразумении, именно на смешении двух €влений, существенное различие которых известно нам, однако по собственному опыту. Ќравственному состо€нию возбужденной совести или раска€ни€ аналогично в умственной сфере сознание сделанной ошибки или промаха, т.е. акта практически, утилитарно нецелесообразного - Ќ≈¬џ√ќƒЌќ√ќ, и вытекающее отсюда недовольство собою. Ёти два €влени€ имеют общие формальные признаки и внещним образом одинакого выражаютс€ в —ћ”ў≈Ќ»». ќднако сущность их настолько различна, что хот€ в иных случа€х они совпадают, но в других зато выступают отдельно, но и пр€мо исключают друг друга. ”мственное самоосуждение, несомненно, свойственно высшим животным, и если благовоспитанна€ собака так сильно сознает свои промахи, что иногда даже стараетс€ искусно скрыть их, то это, конечно. говорит в пользу еЄ ума, но никакого отношени€ к совести не представл€ет. ѕервична€, естественна€ нравственность, которую мы рассмотрели, есть не что иное, как реакци€ духовной природы против гроз€щего ей подавлени€ и поглощени€ со стороны низших сил - плотской похоти, эгоизма и диких страстей. —пособность к такой реакции в человеке делает его существом нравственным; но, остава€сь неопределенною в своей действительной силе и объеме, она не может сама по себе обосновывать нравственный пор€док в человечестве. ¬се фактические про€влени€ нашей нравственной природы, как такие, имеют лишь частный, случайный характер. „еловек бывает ЅќЋ≈≈ »Ћ» ћ≈Ќ≈≈ стыдлив, сострадателен, религиозен: всеобща€ норма не дана здесь как факт, и самый голос совести, говор€ ЅќЋ≈≈ »Ћ» ћ≈Ќ≈≈ громко и настойчиво, очевидно, может (как факт) об€зывать лишь в той мере, в какой он слышен в каждом данном случае. ќт первичных данных нравственности неизбежен переход к принципам, коеорые выводит из них разум и которые попеременно выступали на первый план в различных этических учени€х. √Ћј¬ј ¬“ќ–јя. ј— ≈“»„≈— ќ≈ Ќј„јЋќ ¬ Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“» ќсновное нравственное чувство стыда фактически заключает в себе отрицательное отношение человека к овладевающей им животной природе. —амому €ркому и сильному про€влению этой природы дух человеческий, даже на очень низких степен€х развити€, противопоставл€ет сознание своего достоинства: мне стыдно подчин€тьс€ плотскому влечению, мне стыдно быть как животное, низша€ сторона моего существа не должна преобладать во мне,- такое преобладание есть нечто постыдное, греховное. Ёто самоутверждение нравственного достоинства - полусознательное и неустойчивое в простом чувстве стыда - действием разума возводитс€ в ѕ–»Ќ÷»ѕ ј— ≈“»«ћј. ѕредмет отрицательного отношени€ в аскетизме не есть материальна€ природа вообще. Ќельз€ найти такой точки зрени€, с которой бы можно было разумно утверждать, что эта природа, объективно созерцаема€ - в сущности ли своей или в €влени€х,- есть зло. “ак называемые "восточные" учени€, отличающиес€ крайним аскетизмом, представл€ют ту характерную особенность, что начало зла в них отождествл€етс€ с материей физического мира (в отличие от истинного христианства, полагающего источник зла в области нравственной). Ќо, строго говор€, ни в одной из религиозно - философских систем ¬остока нельз€ найти такого отождествлени€ зла с материальною природой. “ак, в системе иранского типа с более резких дуализмом - в манихейсиве - материальна€ природа мало отождествл€етс€ со злом. ѕриродный мир имеет в себе светлую стихию, происход€щую из царства всеблагого божества; эта светла€ стихи€ про€вл€етс€ не только в световых €влени€х, но скрыта также и в растительной и животной жизни. —амо высшее божество представл€етс€ манихе€м не иначе как в образе света. "¬осточные" системы не допускают отождествлени€ зла с материальною природой - самою по себе; если же вместо этого бессмысленного отождествлени€ поставить утверждение, что ¬ ћј“≈–»јЋ№Ќќ… ѕ–»–ќƒ≈ ћ»–ј » „≈Ћќ¬≈ ј ≈—“№ «Ћќ, то на стороне этой истины окажутс€ все глубокомысленные учени€, как восточные, так и западные. Ёта истина не зависит от какого-нибудь метафизического пон€ти€ о материи и природе: так как мы сами причастны материальной природе, то по внутреннему опыту можем сказать, что есть и чего нет в ней по отношению к требовани€м нашего духа. Ќормальный человек самого высокого духовного развити€ нисколько не стыдитс€ того, что он - существо телесное или материальное вообще; никому не стыдно иметь тело прот€женное, определенного очертани€, с определенным весом и окраской, т.е. нам не стыдно всего того, что у нас общего с камнем, деревом, куском металла; только в отношении того, в чем мы уподобл€емс€ самым близким к нам существам из смежного с нами царства природы - высшим животным, €вл€етс€ у нас чувство стыда и внутреннего противоборства, показывающее, что именно здесь, где мы существенно соприкасаемс€ с материальною жизнью мира, где мы можем действительно слитьс€ с нею,- здесь мы и должны оторватьс€ от неЄ и подн€тьс€ над нею. ѕредметом стыда оказываетс€ та область нашего материального быти€, котора€ хот€ имеет непосредственное отношение к духу, ибо может внутренно возбуждать его, но при этом не только не служит выражением духовной жизни, а наоборот, через неЄ процесс жизни чисто-животной стремитс€ захватить человеческий дух в свою сферу, подчинить или поглотить его. ¬от этот-то захват со стороны материальной жизни, стрем€щейс€ сделать разумное существо человека страдательным орудием или же бесполезным прилатком физического процесса, вызывает противодействие духовного начала, непосредственно выражающеес€ в чувстве стыда. «десь разумное утверждение известной нравственной нормы психологически облекаетс€ в аффект страха перед ее нарущением или же скорби о нарушении совершившемс€. Ёта норма, логически предполагаема€ фактом стыда, гласит в самом общем своем выражении: ∆»¬ќ“Ќјя ∆»«Ќ№ ¬ „≈Ћќ¬≈ ≈ ƒќЋ∆Ќј Ѕџ“№ ѕќƒ„»Ќ≈Ќј ƒ”’ќ¬Ќќ…. ѕоскольку факт стыда не зависит от индивидуальных, племенных и прочих особенностей, и содержащиес€ в нем требование имеет характер ¬—≈ќЅў»…, что в соединении с логическою Ќ≈ќЅ’ќƒ»ћќ—“№ё этого требовани€ сообщает ему полное значение нравственного ѕ–»Ќ÷»ѕј. „еловек, как и животное, живет общею жизнью вселенной. —ущественное различие заключаетс€ лишь в способе участи€ того и другого в этой жизни. » животное, как существо одушевленное, внутренно, психически участвуют в захватывающих его процессах природы; оно знает, что дл€ него в этих процессах при€тно и что непри€тно. „еловек сам оценивает свое участие в мировом процессе не по отношению только к данным €влени€м, действующим на него как ѕ—»’ќЋќ√»„≈— »≈ ѕќЅ”∆ƒ≈Ќ»я, а по отношению также к общему принципу вс€кой де€тельности - к идее достойного и недостойного быти€, или добра и зла, котора€ сама становитс€ определ€ющим основанием или мотивом человеческой де€тельности. Ќа первоначальных степен€х своего развити€ человек есть духовное существо более в возможности, чем в действительности, но именно эта возможность высшего быти€, выражающа€с€ в самосознании и самообладании, в противоположность слепой и не владеющей собой природе,- именно эта самосознательна€ и самообладающа€ духовна€ потенци€ и подвергаетс€ опасности со стороны плотской похоти. ѕлоть, т.е. матери€, выход€ща€ из своего страдательного положени€, психически стрем€ща€с€ к самосто€тельности и безмерности, тем самым пытаетс€ привлечь к себе духовную силу, вовлечь ее в свой процесс, чтобы разрешить ее в себ€ и усилитьс€ на ее счет. Ёто возможно потому, что хот€ по идеальной своей сущности духовное бытие неоднородно с материальным, но по своему фактическому, про€вл€емому существованию в действительном человеке, как сила воплощенна€, дух или, точнее, жизнь духа, есть только видоизменение материального быти€, т.е. ближайшим образом - животной души. — этой реальной точки зрени€ это - два вида энергии, превратимые один в другой,- подобно тому, как механическое движение превращаетс€ в теплоту и обратно. ѕлоть (т.е. животна€ душа как самосто€тельна€) сильна только слабостью духа, живет только его смертью. ј потому и дух дл€ своего сохранени€ и усилени€ требует ослаблени€ плоти, переведенна€ ее из действующего состо€ни€ в потенциальное. “аков реальный смысл выставленной нами выше нравственной нормы, или основоположени€, глас€щего, что плоть должна быть подчинена духу. «десь же основание вс€кой практики насто€щего, нравственного аскетизма. Ќравственное требование подчинени€ плоти духу встречаетс€ с обратным фактическим стремлением плоти подчинить себе дух, вследствие чего аскетический принцип двоитс€: требуетс€, во-первых, оградить духовную жизнь от захватов плотского начала и, во-вторых, покорить область плоти, сделать животную жизнь лишь потенцией или материей духа. —уществуют три главные момента в борьбе духа с плотью: 1) внутреннее самаразличение духа и плоти 2) действительное отстаивание духом своей независимости 3) €вное преобладание духа над плотью, или упразднение дурного плотского начала. ѕервый момент, определ€ющий человека в отличие от животных, есть нечто данное, именно в чувстве стыда; третий, как следствие духовного совершенства, когда оно будет уже достигнуто,не может быть пр€мым предметом нравственного требовани€ или предписани€ в насто€щем. ¬ области этики остаетс€, таким образом, лишь второй момент; и наш нравственный принцип получает следующее ближайшее определение: ѕќƒ„»Ќя… ѕЋќ“№ ƒ”’”, Ќј— ќЋ№ ќ Ё“ќ Ќ”∆Ќќ ƒЋя ≈√ќ ƒќ—“ќ»Ќ—“¬ј » Ќ≈«ј¬»—»ћќ—“». »ћ≈я ќ ќЌ„ј“≈Ћ№Ќќё, ”ѕќ¬ј≈ћќё ÷≈Ћ№ё Ѕџ“№ ѕќЋЌџћ √ќ—ѕќƒ»Ќќћ ‘»«»„≈— »’ —»Ћ —¬ќ≈… » ќЅў≈… ѕ–»–ќƒџ, ЅЋ»∆ј…Ў≈ё, ќЅя«ј“≈Ћ№Ќќё —¬ќ≈ё ÷≈Ћ№ё —“ј¬№: Ќ≈ Ѕџ“№ ѕќ  –ј…Ќ≈… ћ≈–≈ «ј јЅјЋ≈ЌЌџћ —Ћ”√ќ… Ѕ”Ќ“”ёў≈… ћј“≈–»», »Ћ» ’јќ—ј. “ак как тело человеческое (в своем анатомическом строении и физиологических отправлени€х) не имеет самосто€тельного нравственного значени€, а может служить выражением и орудием как дл€ плоти, так и дл€ духа, то нравственна€ борьба между этими двум€ сторонами нашего существа происходит и в области телесной, или органической жизни - борьба за власть над телом. ¬ области телесной жизни наша нравственна€ задача состоит, собственно, в том, чтобы не определ€тьс€ страдательно плотскими влечени€ми, особенно в двух главнейших отправлени€х нашего организма - питании и размножении. Ќо в качестве предварительного упражнени€, впрочем, самосто€тельного нравственного характера, важно, чтобы дух приобрел власть и над такими отправлени€ми нашего животного организма, которые не состо€т в пр€мом отношении к "похот€м плоти", каковы ƒџ’јЌ»≈ » —ќЌ.- ƒыхание есть основное условие жизни и посто€нный способ общени€ нашего тела с окружающей средой. ƒл€ власти духа над телом может быть только желательно, чтобы эта основна€ функци€ находилась под управлением или "контролем" человеческой воли. Ќекоторый контроль воли над дыханием требуетс€ уже просто благовоспитанностью. јскетические цели побуждают только идти далее по этому пути. ѕостепенным упражнением легко достигнуть того, чтобы не дышать ртом ни во врем€ бодровствовани€, ни во сне, а затем дальнейшим шагом будет умение удерживать вс€кое дыхание на более или менее продолжительное врем€. ѕриобретенна€ власть над этими органическими отправлени€ми, несомненно, укрепл€ет силы духа и дает ему твердую точку опоры дл€ дальнейших успехов. —он, как временна€ остановка в де€тельности мозга и нервов, т.е. пр€мых физиологических орудий духа, есть ослабление св€зи между духовною и телесною жизнью, и дл€ духа важно, чтобы он в этом случае не €вл€лс€ в исключительно страдательной роли; если сон вызываетс€ физическими причинами, то нужно, чтобы дух был способен по своим собственным мотивам не допускать наступлени€ сна или прерывать сон уже наступивший. —ама€ склонность к чрезмерному сну показавает уже перевес материального, страдательного начала; уступка же этой склонности и действительное злоупотребление сном, несомненно, расслабл€ет дух и усиливает плотские похоти. ѕоэтому в исторических про€влени€х аскетизма, например в христианском монашестве,борьба со сном имеет значительную роль. –азумеетс€, выражающеес€ во сне ослабление св€зи между духовною и телесною жизнью (точнее: между сознательною и инстинктивною област€ми жизни) может совершатьс€ и в ту и в другую сторону: сонливцев следует отличать от сновидцев; но как общее правило можно прин€ть, что особа€ способность к значительным и вещим сновидени€м показывает силу духа, уже достигнутую аскетической практикой (следовательно, между прочим, и борьбою с наслаждением плотского сна). ” животных перевес материи над формой происходит от избытка питани€. ” человека та же причина обусловливает перевес животной жизни, или плоти, над духом. ¬от почему воздержание в пище и питье - пост - всегда и везде составл€ло одно из осносных требований нравственности. ѕричина этого состоит в том, что м€со, легче и полнее претвор€емое в кровь, скорее и сильнее повышает энергию плотской жизни. ¬оздержание от м€сной пищи, без сомнени€, может утверждатьс€ как всеобщее требование. — точки зрени€ аскетической воздержание от м€са вдвойне полезно: во-1-х, поскольку этим ослабл€етс€ энерги€ плотской жизни, во-2-х, так как наследственна€ привычка развила естественную потребность в этой пище, то воздержание от нее, упражн€€ силу воли насчет материального влечени€, повышает тем самым духовную энергию. „то касаетс€ ло пити€, то самое простое благоразумие запрещает употребление крепких напитков, довод€щее до потери разума. ¬сеобщим и безусловным правилом остаетс€ одно: —ќ’–јЌя“№ ƒ”’ќ¬Ќ”ё “–≈«¬ќ—“№ » я—Ќќ—“№ —ќ«ЌјЌ»я. —амое важное и решающее значение при борьбе духа с плотью в физиологической области имеет полова€ функци€. ѕреобладание плоти над духом всего сильнее, €рче и прочнее выражаетс€ в плотском соединении двух лиц. ѕлотское условие размножени€ дл€ человека есть зло; в нем выражаетс€ перевес бессмысленного материального процесса над самообладанием духа, это есть дело, противное достоинству человека, гибель человеческой любви к жизни; нравственное отношение наше к этому факту должно быть решительно отрицательное: мы должны стать на путь его ограничени€ и упразднени€. ѕреобладание духа над плотью необходимо дл€ сохранени€ нравственного достоинства человека. ѕринцип истинного аскетизма есть принцип духовного самосохранени€. ¬с€кий согласен, что неспособность к сопротовлению животным инстинктам есть бессилие духа - нечто дл€ человека ѕќ—“џƒЌќ≈, следовательно дурное. «начит, способность к такому сопротивлению, или к воздержанию, есть добро и должна быть прин€та как норма, из которой могут вытекать определенные правила жизни. —ам принцип аскетизма имеет нравственное значение только условно, именно ѕќƒ ”—Ћќ¬»≈ћ своего соединени€ с принципом јЋ№“–”»«ћј, корен€щимс€ в жалости. –ассмотрим этот второй нравственный принцип. √Ћј¬ј “–≈“№я. ∆јЋќ—“№ » јЋ№“–”»«ћ. „то естественный корень нашего нравственного отношени€ к другим заключаетс€ не в участии, или чувстве солидарности вообще, а именно в жалости, или сострадании,- это есть истина, вовсе не св€занна€ с какою-нибудь метафизическою системой. ћы находим, что основанием нравственного отношени€ к другим существам может быть принципиально только жалость, или сострадание, а никак не со-радование или со-наслаждение. „еловеческие наслаждени€, удовольстви€ и радости бывают, конечно, невинными и пр€мо добрыми, и тогда сочувствие им имеет положительно- нравственный характер; но р€дом с этим человеческие наслаждени€ могут иметь и весьма часто имеют безнравственный характер. «лой и мстительный человек находит удовольствие в оскорблении и мучении своих ближних, он наслаждаетс€ их унижением, радуетс€ причиненному им вреду; пь€ница полагает главную радость жизни в одурении, и т.д. Ќесомненно, что безнравственный характер пь€нства состоит вовсе не во внешнем действии глотани€ напитков, а только во внутреннем ”ƒќ¬ќЋ№—“¬»», которое находит человек в том, чтобы искусственно одур€ть себ€. Ќо если известное удовольствие само по себе безнравственно, то и сочувствие со стороны другого лица (сорадование, сонаслаждение) получает такой же безнравственный характер. ƒело в том, что положительное сочувствие какому-нибудь удовольствию заключает в себе ќƒќЅ–≈Ќ»≈ этого удовольстви€; а так как удовольсввие - есть нечто дурное, то сочувствующий ему одобр€ет дурное и, следовательно, впадает сам в безнравственность. —очувствие какому-нибудь дурному наслаждению кроме одобрени€ его предполагает еще в самом сочувствующем такую же дурную склонность; только пь€ница сорадуетс€ чужому пь€нству. «начит, участие в чужом удовольствии или радости бывает хорошо или дурно, —ћќ“–я ѕќ ѕ–≈ƒћ≈“”, и, следовательно оно —јћќ ѕќ —≈Ѕ≈ никак не есть ќ—Ќќ¬јЌ»≈ нравственных отношений, так как может быть и безнравственным. Ќельз€ сказать того же о страдании и сострадании. —традание есть такое состо€ние, в котором вол€ страдающего не принимает пр€мого и положительного участи€.  огда говоритс€ о "вольном страдании", то разумеетс€, что предмет воли не есть само страдание, а то, что делает его необходимым, или то благо, которое достигаетс€ посредством страдани€. ћученик соглашаетс€ на мучени€ не ради их самих, а как на необходимое при данных услови€х следствие своей веры и как на путь, ведущий к высшей славе и царству небесному. — другой стороны, страдани€ могут быть заслуженными, т.е. причинами их могут быть дурные поступки, но само по себе страдание отдел€етс€ от своей причины и не заключает в себе нравственной вины, а напротив, признаетс€ ее обличением и искуплением. —острадание, или жалость, не может иметь своекорыстных мотивов, и есть чувство „»—“ќ-альтруистическое, в противоположность —ќ-–јƒќ¬јЌ»ё, или со-наслаждению, которое есть чувство смешанного и неопределенного (в нравственном смысле) характера. ¬ ќ—Ќќ¬” нравственности по требованию разума можно полагать только такие чувства, которые каждый раз содержат в себе побуждени€ к определенному действию, из обобщени€ которых образуетс€ затем определенное правило или принцип. Ќо удовольствие или радость есть  ќЌ≈÷ действи€, в нем достигнута цель де€тельности, и участие в чужом удовольствии, как и ощущение своего собственного, не заключает в себе никакого побуждени€ и основани€ к дальнейшему действию. Ќапротив, жалость пр€мо побуждает нас к действию с целью избавить другое существо от страдани€ или помочь ему. “акое действие может быть чисто внутренним, например, когда жалость к врагу удерживает от нанесени€ ему обиды или вреда, но и это во вс€ком случае есть действие, а не пассивное состо€ние, как радость или удовольствие.  огда дело идет о положительной помощи страдающему или нуждающемус€ ближнему, удовольствие или радость ( доставл€ема€ этим как ему, так и самому помогающему) есть лишь окончательное следствие и завершение альтруистического поступка, а не основание, из которого он вытекает. ≈сли страдающее существо нуждаетс€ в моей помощи, то или это чужое страдание отзываетс€ во мне также более или менее сильным страданием, € испытываю жалость, и в таком случае Ё“ќ чувство есть пр€мое и достаточное основание, побуждающее мен€ к де€тельной помощи; или же, если чужое страдание Ќ≈ вызывает во мне жалости или вызывает в степени, недостаточной дл€ побуждени€ к действию, тем более будет недостаточно представление об удовольствии, которое произошло бы из моего действи€.  онечно, когда кто-нибудь в силу жалости решитс€ помочь страдающему существу, то он может представить себе, особенно по воспоминани€м прежних опытов, и ту радость, которую он этим доставит как тому существу, так и самому себе, но принимать эту сопровождающую или привход€щую мысль за действительное основание решени€ было бы противно и логике, и психологическому опыту. »так, если с одной стороны, участие в насто€щих удовольстви€х и радост€х других существ, как в в состо€ни€х достигнутого удовлетворени€, по самому пон€тию не может заключать в себе основани€ и правила действий, а с другой стороны, условное представление будущих удовольствий, как предполагаемых следствий устраненного страдани€, может быть только косвенным и второстепенным дополнением действительного чувства сострадани€, или жалости, побуждающего к де€тельному добру, то, следовательно, за одним этим чувством и остаетс€ значение насто€щего основани€ альтруистических поступков. ¬л. —оловьев критикует рассуждение Ўопенгауэра о таинственном характере сострадани€. ƒело представл€етс€ так, будто данное существо, Ѕ≈«”—Ћќ¬Ќќ ќ“ƒ≈Ћ№Ќќ≈ от другого, вдруг Ќ≈ѕќ—–≈ƒ—“¬≈ЌЌќ с ним ќ“ќ∆ƒ≈—“¬Ћя≈“—я в чувстве сострадани€. Ёто было бы, конечно, таинственно в высшей степени. Ќо в действительности ни той совершенной отдельности, ни того непосредственного отождествлени€, о которых говорит Ўопенгауэр, вовсе не существует. „тобы пон€ть какое-нибудь отношение, нужно вз€ть его сначала в простейшем и первичном его про€влении. “аков материнский инстинкт у животных.  огда собака защищает своих щен€т или страдает при их гибели - где тут вс€ эта таинственность? ¬едь между ею и ими существовала изначала пр€ма€, реальна€ св€зь, физическа€ и органическа€, незавмсимо от вс€кой метафизики €сна€ и несомненна€ дл€ самого простого эмпирического взгл€да. Ёта реальна€, органическа€ св€зь при рождении ослабл€етс€, так сказать, раст€гиваетс€, однако не разрываетс€ совсем и не замен€етс€ "совершенною отдельностью". ѕоэтому участие матери в страдани€х ребенка в сущности есть такой же естественный факт, как то, что мы болезненно ощущаем свой порезанный палец или вывихнутую ногу. ћежду тем и все прочие, более сложные про€влени€ этого чувства имеют такое же основание. ¬сЄ существующее вообще, а в особенности все живые существа св€заны между собою совместностью быти€ и единством происхождени€, все суть части и порождени€ одной общей матери - природы, нигде и ни в чем нет той "совершенной отдельности", о которой говорит Ўопенгауэр. ≈стественна€, органическа€ св€зь всех существ, как частей одного целого, есть данное опыта, а не умозрительна€ иде€ только, а потому и психологическое выражение этой св€зи - внутреннее участие одного существа в страдании других, сострадание, или жалость, - есть нечто пон€тное и с эмпирической точки зрени€, как выражение естественной и очевидной —ќЋ»ƒј–Ќќ—“» всего существующего. Ќо если между существами нет и не может быть совершенной отдельности (котора€ лишь утверждаетс€, но не осуществл€етс€ эгоизмом), то, с другой стороны, взаимна€ их св€зь, психологически выражающа€с€ в сострадании, или жалости, вовсе не есть "непосредственное отождествление", о котором говорит Ўопенгауэр.  огда € жалею друга, у которого болит голова, то обыкновенно это чувство сострадани€ не переходит в головную боль; не только € сам не отождествл€юсь непосредственно с ним, но и состо€ни€ наши остаютс€ не тождественными, и € отчетлив о различаю свою здоровую голову от его больной. ¬о всех реальных случа€х жалости границы между существом жалеющим и существами, которых оно жалеет, нисколько не снимаютс€, а только оказываютс€ не такими безусловными и непроницаемыми, какими их воображает Ўопенгауэр. ќбщее сознание в человечестве решительно признает, что ∆јЋќ—“№ ≈—“№ ƒќЅ–ќ; человек, про€вл€ющий это чувство, называетс€ ƒќЅ–џћ; чем глубже он его испытывает и чем шире примен€ет, тем он признаетс€ добрее; человек безжалостный, напротив, называетс€ «Ћџћ по преимуществу. »з этого, однако, не следует, чтобы к состраданию или "симпатическим чувствам" можно было сводить ¬—ё нравственность,или сущность ¬—я ќ√ќ добра. Ќесомненно, что жалость, или сострадание, есть действительна€ основа нравственности. Ќа самом деле это чувство есть лишь одна из трех основ нравственности, имеюща€ определенную область применени€, именно определ€юща€ наше должное отношение к другим существам нашего мира. ∆алость есть единственна€ насто€ща€ основа јЋ№“–”»«ћј, но альтруизм и нравственность не одно и то же: он есть только часть нравственности. ѕравда, что "безграничное сострадание ко всем живущим существам есть самое твердое и верное ручательство", но не за нравственный образ действи€ ¬ќќЅў≈, а лишь за нравственный образ действи€ по отношению к другим существам, составл€ющим предмет сострадани€; а этим отношением, при всей его важности, цела€ нравственность все-таки не исчерпываетс€.  роме отношени€ к другим себе подобным существам у человека есть ещЄ отношение к его собственной материальной природе, а также к высшим началам вс€кого быти€, и эти отношени€ также требуют нравственного определени€ дл€ различени€ в них добра и зла. “от, кто исполнен чувством жалости, конечно, никого не обидит, никому не причинит страдани€, т.е. не обидит Ќ» ќ√ќ ƒ–”√ќ√ќ, но себ€ он очень может обидеть, предава€сь плотским страст€м. Ќельз€ сказать "Ёто несправедливый и злой человек, однако он очень сострадателен" но можно сказать " Ёто чувственный и беспутный человек - развратник, обжора и пь€ница, - однако он очень сострадателен". «начит, ƒќЅ–јƒ≈“≈Ћ№ воздержани€ возможна и без жалости, а с другой стороны, сильное развитие симпатических чувств - жалости, милосерди€ - исключает возможность поступков «Ћџ’ лишь в тесном смысле, т.е. жестоких, пр€мым образом вредных дл€ других, но оно нисколько не мешает де€ни€м ѕќ—“џƒЌџћ, которые нельз€, однако, считать безразличными в нравственном отношении даже и с альтруистической точки зрени€, ибо добрый пь€ница или развратник, хот€ жалеет своих близких и никогда не имеет пр€мо в виду сделать им больно, но своим беспутством он, конечно, вредит не только самому себе, но и своей семье, которую он может довести до гибели безо вс€кого намерени€ ей вредить. » если жалость не преп€тствует такому поведению, то должна быть дл€ внутреннего противодействи€ ему друга€ основа в нашей нравственной природе, какую мы и находим в чувстве стыда, из которого развиваютс€ правила аскетизма, подобно тому, как из жалости вытекают правила альтруизма.  ак посто€нное свойство и практический принцип безжалостность называетс€ Ё√ќ»«ћќћ. ¬ чистом, бесприместном виде последовательный эгоизм не существует, по крайней мере между людьми, но, чтобы пон€ть общую сущность вс€кого эгоизма, необходима его характеристика как чистого, безусловного принципа. ¬от в чем он заключаетс€. ћежду своим я и другими существами утверждаетс€ эдесь безусловна€ противоположность, непроходима€ бездна. я - все дл€ себ€ и должен быть дл€ других, но другие сами по себе ничто и делаютс€ чем-нибудь лишь как cредство дл€ мен€; мо€ жизнь и благополучие есть абсолютна€ цель, жизнь и благополучие других допускаетс€ только как орудие дл€ осуществлени€ моей цели, как необходима€ среда дл€ моего самоутверждени€. я - единое средоточие, а весь мир - только окружность. Ѕезусловных эгоистов на земле не видно: вс€кий как будто кого-нибудь да жалеет, в ком-нибудь да видит себе подобного; но ограниченный в известной сфере эгоизм со всею силою про€вл€етс€ в других, более широких. “от, кто не держитс€ этой точки зрени€ по тоношению к своим домашним, т.е. включает в своЄ я и семью свою, тем с большей беспощадностью противуполагает это расширенное я всему чужому; кто распростран€ет свое я на целый народ свой, тот с большим ожесточением и за себ€, и за свой народ становитс€ на точку зрени€ эгоизма по отношению к инородцам и чужеземцам. –асширение круга внешней солидарности, мли перенесение эгоизма с лица на семью, на народ и на государство, имеет,бесспорно, большое нравственное значение в жизни человечества, поскольку в пределах данного круга себ€любие ограничиваетс€, перевешиваетс€, даже вовсе вытесн€етс€ отношени€ми человеколюбивого, нравственного характера. ќднако всем этим не упраздн€етс€ в человечестве —јћџ… ѕ–»Ќ÷»ѕ эгоизма, который состоит в безусловном внутреннем противоположении себ€ и своего - чужому, в утверждении бездны между ними. ќднако эгоизм прежде всего Ќ≈–≈јЋ≈Ќ, фантастичен, он утверждает несуществующее и невозможное. —читать себ€ исключительным средоточием вселенной в сущности так же нелепо, как считать себ€ стекл€нною скамейкою или созвездием Ѕольшой ћедведицы. ≈сли, таким образом, эгоизм осуждаетс€ разумом как бессмысленное утверждение несуществующего и невозможного, то противуположный принцип альтруизма, психологически основанный на чувстве жалости, вполне оправдываетс€ разумом, как и совестью. ¬ силу этого принципа единичное лицо признает, что и другие существа суть такие же относительные центры быти€ и живых сил, как и оно само. «десь утверждаетс€ правда, признаетс€ то, что есть. »з этой правды, о которой внутренно в душе каждому свидетельствует чувство жалости, возбуждаемое другими существами, как сродными и подобными ему, разум выводит принцип или правило отношени€ ко всем другим существам: ѕќ—“”ѕј… — ƒ–”√»ћ» “ј ,  ј  ’ќ„≈Ў№, „“ќЅџ ќЌ» ѕќ—“”ѕјЋ» — “ќЅќ… —јћ»ћ. ќбщее правило или принцип альтруизма естествено расчлен€етс€ на два частные: 1) не делай другому ничего такого, чего себе не хочешь от других; 2) делай другому всЄ то, чего сам хотел бы от других.  ороче и проще: никого не обижай и всем, насколько можешь, помогай. ѕервое, отрицательное, правило называетс€ правилом справедливости, второе - милосерди€. Ќо такое различие не совсем точно. ћилосердие предполагает справедливость, а справедливость требует милосерди€, это только различные стороны, различные способы про€влени€ одного и того же. ћежду этими двум€ сторонами или степен€ми альтруизма есть действительное различие, но нет и не может быть противуположности и противоречи€. Ќе помогать другим - значит уже обижать их; человек последовательно справедливый непременно будет исполн€ть и об€занности милосерди€, а человек истинно-милосердный не может быть в то же врем€ несправедливым. Ёта Ќ≈–ј«ƒ≈Ћ№Ќќ—“№ двух альтруистических правил очень важна как основание дл€ внутренней св€зи права и нравственности, политики и духовной жизни общества. Ћогические требовани€ альтруизма всеобъемлющи, разум не знает пристрастий и перегородок; и в этом он совпадает с тем чувством, на котором психологически опираетс€ альтруизм. ∆алость, как мы видели, также универсальна и беспристрастна, и в ней человек доходит до "уподоблени€ Ѕогу", потому что обнимает одинаковым участием всех без различи€: и добрых, и "врагов истины", и людей, и демонов, и даже "естество пресмыкающихс€". √Ћј¬ј „≈“¬≈–“јя. –≈Ћ»√»ќ«Ќќ≈ Ќј„јЋќ ¬ Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“». Ќравственные правила справедливости и милосерди€, психологически опирающиес€ на чувство жалости, хот€ включают в свой объем всю область живых существ, но содержание этих правил не покрывает всех нравственных отношений даже между человеческими лицами. ѕрежде всего: каким должно быть нормальное отношение малолетних детей, но уже способных понимать нравственные требовани€ детей, к их родител€м ? –ебенок непосредственно признает ѕ–≈¬ќ—’ќƒ—“¬ќ родителей над собою, свою «ј¬»—»ћќ—“№ от них, он чувствует к ним ЅЋј√ќ√ќ¬≈Ќ»≈, и отсюда вытекает практическа€ об€занность ѕќ—Ћ”ЎјЌ»я. Ќравственное отношение детей к родител€м не определ€етс€ равенством и имеет пр€мо обратное значение - оно основываетс€ на признании того, в чем эти существа Ќ≈–ј¬Ќџ между собою. » психологическою основой нравственного отношени€ здесь первоначально не может быть участие в чужом страдании, так как родители непосредственно €вл€ютс€ дл€ ребенка не со стороны их нужды в чужой помощи, а со стороны их собственной помогающей силы в его нуждах. ќбщий принцип справедливости требует, чтобы мы относились к другим так, как мы желаем, чтобы они относолись к нам самим. ѕол это можно логически подвести и нравственное отношение детей к их родител€м: люб€ свою мать, или отца, ребенок хочет чтобы и они любили его. Ќо эти две формы любви имеют между собою существенное отличие, не вытекающее из общего начала: в первом отношении господствует чувство преклонени€ перед высшим и долг послушани€ ему, причем вовсе не предполагаетс€, что ребенок требует к себе от родителей такого же подчинени€ и повиновени€. ћожно утверждать, что дети, почита€ и слуша€сь своих родителей, желают такого же отношени€ к себе со стороны своих будущих детей. ѕомимо вс€кой проблематической мысли о будущих дет€х нравственное чувство Ќј—“ќяў≈√ќ ребенка к его родител€м имеет вполне достаточное основание в действительном взаимоотношении между этим ребенком о его родител€ми, именно в его ¬—≈÷≈Ћќ… «ј¬»—»ћќ—“» ќ“ Ќ»’  ј  ќ“ —¬ќ≈√ќ ѕ–ќ¬»ƒ≈Ќ»я - с этим неизбежно св€зываетс€ признание их существенного превосходства, а отсюда логически вытекает об€занность послушани€; таким образом, сыновн€€ любовь получает свой совершенно особый характер почтени€ или благоговени€, вывод€щий ее за общие рамки простого альтруизма. ћожно заметить, что и родительска€ любовь, или жалость, представл€юща€ первое коренное про€вление альтруистических отношений, предполагает тоже неравенство, только в обратную сторону. –одители жалеют детей ѕќ ѕќƒќЅ»ё с собою, как однородных, хот€ фактически неравных с собою, - это неравенство здесь лишь привход€щее; тогда как специфическое чувство детей к родител€м по существу определ€етс€ превосходством последних, следовательно, пр€мо основано на неравенстве. ≈сли внимательно наблюдать ребенка, старающегос€ защитить свою мать от действительной или мнимой обиды, то легко заметить, что в его чувствах преобладает гнев и негодование на оскорбител€ св€тыни. ќн не столько жалеет обиженную, сколько сердитс€ на обидчика. „увства этого ребенка существенно сходны с теми, которые одушевл€ют толпу, защищающую своего идола. ¬се про€влени€ жалости и вытекающего из нее альтруизма существенно обусловлены равенством, а неравенство €вл€етс€ в них лишь случайным и превосход€щим моментом. ∆але€ другого, € во вс€ком случак уподобл€юсь ему, мысленно ставлю себ€ на его место, вхожу, так сказать, в его кожу; этим уже предполагаетс€ мое равенство с ним как с однородным. ѕризнава€ другого равным себе, сострадающий сравнивает его состо€ние с таким же своим и из их одинаковости выводит нравственную об€занность участи€ и помощи. „тобы жалеть другого, нужно ѕ–»–ј¬Ќ»¬ј“№ его к себе или себ€ к нему, тогда как предполагаемое существенное неравенство, или инородность, исключа€ мысль об ќƒ»Ќј ќ¬џ’ состо€ни€х, в корне подрывает жалость и вс€кое альтруистическое отношение. "ƒважды рожденный" индус безжалостен к судрам; основыва€ свое отношение к ним на неравенстве, т.е. именно на невозможности приравн€ть себ€ к ним, он не может ставить себ€ на их место, уподобл€ть их состо€ни€ своим,- не может принимать в них участие. «десь признание неравенства есть чисто отрицательное, разрывающее св€зь существ, порождающее или оправдывающее вс€кие безнравственные отношени€. ƒругой характер имеет то положительное неравенство, которым определ€етс€ сыновн€€ любовь ил благочестие. Ќеравенство плантатора с негром упраздн€ет солидарность чувств и интересов между ними; преимущество родителей перед детьми обусловливает, напротив, их солидарность, служит основанием особого рода нравственных отношений. «десь естественный корень –≈Ћ»√»ќ«Ќќ… Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“», котора€ представл€ет особую, важную область в духовной природе человека, независимо от положительных религий и метафизических систем. — прошлого столети€, когда по€вилась книга ƒе-Ѕросса о "богах-фетишах", стало распростран€тьс€ мнение, получившее большую попул€рность под вли€нием позитивной философии ќ.  онта. ѕервоначальною формой религии, согласно этому мнению, признаетс€ ‘≈“»Ў»«ћ, т.е. обоготворение случайно обративших на себ€ внимание или произвольно выбранных вещественных предметов, частию натуральных, частию даже искуственных. «ачатки или же остатки такого вещественного культа, несомненно, замечаютс€ всегда и во всех религи€х, но признание этого фетишизма за основную и первоначальную религию человечества помимо несогласи€ с историческими свидетельствами и показател€ми о веровани€х дикарей заключает в себе логическую нецелесообразность. „тобы признать камень, кусок дерева или раковину за бога, т.е. за существо высшего значени€ и могущества, необходимо уже в своем сознании иметь пон€тие о высшем существе. ќткуда же получаетс€ пон€тие божества, “е вещественные предметы, которые делаютс€ фетишами и идолами, сами по себе - в своей наличной, чувственной действительности - не имеют признаков высшего существа. «начит, это пон€тие вз€то не от них. Ќесомненно, что человек по природе своей способен иметь пон€тие о высшем существе. ¬с€кое пон€тие, хот€ бы и присущее потенциально человеческому разуму и в этом смысле врожденное, дл€ своего перехода в ƒ≈…—“¬»“≈Ћ№Ќќ≈ сознание требует известных ощутительных впечатлений и воспри€тий, которые вызывают это потенциальное пон€тие к про€влению и дают ему его живую, конкретную форму, подвергающуюс€ затем дальнейшему умственному процессу расширени€и углублени€, осложнени€ и очищени€. Ќо действительное впечатление от куска дерева не представл€ет достаточного основани€, чтобы впервые вызвать в уме пон€тие о высшем существе или служить к его первоначальному образованию. Ѕолее подход€щими в этом отношении можно признать впечатлени€ от солнца и луны, рек мор€ и т.д.  огда дело идет о первоначальном образовании какого-нибудь основного пон€ти€ в человеческом сознании, нужно иметь в виду не взрослого человека, а ребенка. Ќо совершенно несомненно, что дл€ ребенка гораздо ощутительнее его зависимость от его матери (а потом отца), чем от солнца, реки, грозы. ¬печатлени€, изначала получаемые им от родителей, содержат в себе достаточное основание, чтобы вызвать в нем пон€тие о высшем существе и те чувства б л агоговейной любви, а также страха перед несоизмеримой силой, которые св€заны с этим пон€тием и составл€ ют основу религиозного отношени€. ‘актически несомненно и совершенно пон€тно, что дети до известного возраста ¬ќ¬—≈ Ќ≈ ќЅ–јўјё“ ¬Ќ»ћјЌ»я Ќј —јћџ≈  –”ѕЌџ≈ я¬Ћ≈Ќ»я ѕ–»–ќƒџ: солнце дл€ них не ьолее замечательно, чем проста€ лампа, и гром небесный производит на них не больше впечатлени€, чем стук домашней посуды. Ќе в виде случайных фетишей и рукодельных идолов, а также не в виде величественных или грозных €влений природы, а в живом образе родителей впервые воплощаетс€ дл€ младенствующегочеловека иде€ Ѕожества. ѕоэтому, вопреки господствующему мнению, с самого начала в религии нравственный элемент имеет хот€ не исключительное, но весьма важное значение. ѕо своей первоначальной природе божество имеет преобладающий характер ѕ–ќ¬»ƒ≈Ќ»я. —перва ѕровидение воплощаетс€ в матери. ѕри беспор€дке брачных отношений на низших ступен€х общественного развити€ значение матери и культ материнства остаетс€ преобладающим; различные народы, как и отдельный человек, пережили эпоху матриархальную, следы которой сохран€ютс€ и доселе в исторических свидетельствах, в переживших обыча€х, а также и в современном быту некоторых дикарей. Ќо с установлением патриархального родового быта роль ѕровидени€ сохран€етс€ дл€ матери лишь во врем€ материальной зависимости детей от нее как от своей кормилицы и первой воспитательницы. “ут дл€ ребенка мать есть единственное высшее существо; но, достига€ сознательного возраста, он видит, что сама мать находитс€ в зависимости от другого высшего существа - его отца, кормител€ и защитника всей семьи; он есть насто€щее провидение, и на него естественно переноситс€ религиозное почитание. –елигиозное отношение детей к родител€м как к своему живому ѕровидению, естественно возникающее в первобытном человечестве, про€вл€етс€ с полной €сностью и силою, когда дети станов€тс€ взрослыми, а родители ”ћ»–јё“. ѕочитание умерших отцов и предков занимает, бесспорно, первостепенное место в развитии религиозно-нравственных и общественных отношений человечества. ќгромна€ китайска€ наци€ до сих пор живет этою религией предков, на которой основан весь социальный, государственный строй (19 век). ќтношение к живым родител€м, хот€ и есть первое основание религии, не может, однако, сохран€ть чисто религиозный характер: этому мешает повседневна€ близость и взаимодействие.   тому же, когда ребенок подрастает, он от своего живого отца узнает об умершем предке и предках как о предмете уже установившегос€ религиозного почитани€, и, таким образом, религи€ наличных родителей естественно поглощаетс€ культом родителей отшедших, облеченных в таинственное величие. ќтец при жизни становитс€ лишь кандидатом в боги, а пока лишьпосредником действительного бога - умершего предка. Ќе страх, а смерть дает человечеству новых богов. »звестна€ теори€, глвный представитель которой есть √ерберт —пенсер, из почитани€ умерших предков выводит всю религию. ѕредметом религии всегда были де€тельные человекообразные существа, или духи. ≈два ли можно сомневатьс€, что первообразом духов были души умерших предков (стихийные дух в –оссии - дедушка вод€ной, дедушка домовой, дедушка леший и т.д. ). —ама€ распространенна€ форма фетишизма - поклонение камн€м - находитс€ в несомненной зависимости от культа умерших. “ак у семитов св€щенные камни так и назывались: Ѕ≈“-ЁЋяћ» или Ѕ≈“-»Ћяћ», т.е. домами божьими. “о же должно сказать и о деревь€х. –елиги€ первобытной семьи человеческой определ€етс€ представлением отца, или ближайшего предка, сначала живого, потом умершего. Ётот свой, частный родитель есть высшее начало дл€ семьи, источник ее жизни и благополучи€, предмет почитани€, благодарности и послушани€, одним словом, ее ѕровидение. ≈стественным историческим ростом образуютс€ боги общинные, племенные, народные, пока, наконец, религиозное сознание объединенного в мысли, если не на деле, человечества не достигло идеи всеобщего ќтца небесного с ≈го всеобъемлющим ѕровидением. ѕредставление ребенка о своих родител€х, членов рода о духе предка-родоначальника, предствление целых народов о богах национальных, общечеловеческое представление о едином и всеблагом ќтце всего существующего весьма различны между собою; так же различаютс€ и ‘ќ–ћџ  ”Ћ№“ј. –еальна€ св€зь отца с детьми не нуждаетс€ ни в каких особых установлени€х и посредствах; но св€зь с невидимым духом предка должна быть поддерживаема чрезвычайными способами: так как он не может разделить обыкновенного стола человеческого, а питаетс€ испарени€ми крови, то его надо кормить жертвами. ∆ертвы домашние родовому духу, естественно, отличаютс€ от жертв всенародных богам национальным, вездесущий ќтец вселенной вовсе не требует никаких вещественных жертв, а только поклонени€ в духе и истине. Ќо при всем том сыновнее отношение к высшему сушеству на всех этих различных степен€х остаетс€ в сущности одно и то же. —амый грубый каннибал, как и самый совершенный праведник, поскольку оба они религиозны, сход€тс€ в том, что одинаково хот€т творить не свою волю, а волю отца. Ёто одинаковое и всегда себе равное сыновнее отношение к высшему и составл€ет тот принцип истинного ѕ»Ё“»«ћј, который св€зывает религию с нравственностью и может называтьс€ как религиозным началом в нравственности, так и правственным началом в религии. ћожно ли утверждать это начало как общеоб€зательное нравственное правило нар€ду с принципами аскетизма и альтруизма, ѕо-видимому сыновнее отношение к высшей воле зависит прежде всего от веры в эту волю, а этой веры нельз€ требовать то того у кого ее не имеетс€:. Ќо тут есть недоразумение. ѕризнание высшего над собою не зависит ни от каких определенных представлений ума и, следовательно, ни от каких положительных верований, а в ќЅўЌќ—“» своей оно несомненно об€зательно дл€ вс€кого разумно-нравственного существа. »бо вс€кое такое существо, стрем€сь к своей жизненной цели, необходимо убеждаетс€, что ее достижение не нахолитс€ во власти человеческой, т.е. вс€кое разумное существо приходит к признанию своей «ј¬»—»ћќ—“» то чего-то невидимого и неведомого. ќтрицать такую зависимость невозможно. —прашиваетс€ только: то, от чего € завишу, имеет смысл или нет ? ≈сли не имеет, то значит, и мое существование, как завис€щее от бессмыслицы, тоже бессмысленно, и в таком случае вовсе не приходитс€ говорить о каких бы то ни было разумно - нравственных принципах и цел€х, ибо они могут иметь значение только при уверенности в смысле моего существовани€, только под условием разумности мировой св€зи, или преобладани€ смысла над бессмыслицею во вселенной. ≈сли мо€ высша€ духовна€ природа есть только случайное €вление, то аскетическа€ борьба с плотью вместо усилени€ моего духовного существа может привести к его уничтожению, а в таком случае зачем € буду следовать правилам воздержани€ и лишать себ€ реальных удовольствий дл€ пустого призрака ? “очно так же если при отсутствии осмысленного нравственного пор€дка в мире наша де€тельность на благо ближних может приносить этим самым ближним вместо желаемой пользы только вред, то нравственный принцип альтруизма упраздн€етс€ внутренним противоречием; предполага€, например, что сущность мира есть слепа€ и бессмысленна€ вол€ и что вс€кое бытие по существу своему есть страдание, с какой стати буду € усиливатьс€ помогать своим ближним в поддержании их существовани€, т.е. в деле увековечени€ их страдани€, - при таком предположении логичнее будет из чувства жалости приложить все старани€ к тому, чтобы умертвить возможно большее число живых существ. —ознательно и разумно делать добро € могу только тогда, когда верю в добро, в его объективное, самосто€тельное значение в мире, т.е. верю в нравственный пор€док, в ѕровидение, в Ѕога. Ёта вера логически первее всех положительных религиозных воззрений и установлений, равно как и метафизических учений, и она в этом смысле составл€ет то, что называетс€ естественною религией. ќт естественной религии получают свою разумную санкцию все требовани€ нравственности. ѕоложим, разум пр€мо говорит нам, что хорошо подчин€ть плоть духу, хорошо помогать ближним, признавать права других как свои собственные; но дл€ того, чтобы слушатьс€ этих внушений разума, нужно верить в него, верить, что добро, которого он от нас требует, не есть субъективна€ иллюзи€, что оно имеет действительные основани€, или выражает истину, и что "истина велика и превозмогает". Ќе иметь этой веры - значит не верить в смысл собственной жизни, значит отказатьс€ от достоинства разумного существа. ќтсутствие естественной религии нередко бывает мнимое. ќтрицательное отношение к той или другой в данное врем€ и в данном месте господствующей форме или степени религиозного сознани€ легко принимаетс€ за полное отрицание. Ќо помимо этого существуют и действительные случаи безбожи€, или невери€, т.е. принципиального отрицани€ чего бы то ни было высшего над собою - добра, разума, истины. Ќо факт такого отрицани€, совпадающего с отрицанием нравственности вообще, не может служить возражением против общеоб€занности религиозно-нравственного принципа, как существование людей бесстыдных и преданных плоти или людей безжалостных и жестоких ничего не говорит против нравственной об€зательности воздержани€ и милосерди€.  ак умственные представление о родител€х и внешние, практические отношени€ к ним измен€ютс€ сообразно возрасту детей, но сыновн€€ любовь должна пребывать неизменно, так и теологические представлени€ и способы почитани€ Ќебесного отца многообразно водоизмен€ютс€ по мере духовного роста человечества, но религиозно - нравственное отношение - свободное подчинение своей воли требовани€м высшего начала - должно оставатьс€ всегда и везде безусловно одинаковым. ћќ— ќ¬— »… √ќ—”ƒј–—“¬≈ЌЌџ… ѕ≈ƒј√ќ√»„≈— »… ”Ќ»¬≈–—»“≈“ им. ¬.». Ћ≈Ќ»Ќј. –≈‘≈–ј“ ѕќ ‘»Ћќ—ќ‘»». Ё“» ј ¬Ћ. —ќЋќ¬№≈¬ј. ƒќЅ–ќ ¬ „≈Ћќ¬≈„≈— ќ… ѕ–»–ќƒ≈. работу выполнила студентка II курса ћамонтова “ать€на. (8 п/группа) 1995г. — ќ ƒ ≈ – ∆ ј Ќ » ≈. √Ћј¬ј ѕ≈–¬јя. ѕ≈–¬»„Ќџ≈ ƒјЌЌџ≈ Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“».................. √Ћј¬ј ¬“ќ–јя. ј— ≈“»„≈— ќ≈ Ќј„јЋќ ¬ Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“»............. √Ћј¬ј “–≈“№я. ∆јЋќ—“№ » јЋ№“–”»«ћ.............................. √Ћј¬ј „≈“¬≈–“јя. –≈Ћ»√»ќ«Ќќ≈ Ќј„јЋќ ¬ Ќ–ј¬—“¬≈ЌЌќ—“»........... “ ≈ – ћ » Ќ џ ƒ”јЋ»«ћ - философское учение, исход€щее из признани€ равноправными двух начал - духа и материи, идеального и материального. ћјЌ»’≈…—“¬ќ - дуалистическое учение о борьбе добра и зла, света и тьмы, как изначальных и равноправных принципов быти€. ‘≈“»Ў»«ћ - культ неодушевленных предметов, наделенных, по представлению верующих, сверхестественными свойствами.

Ќазад Ќазад Ќаверх Ќаверх

 

 –Э–Њ–≤–Њ–µ  New!

–Ш–љ–Є—Ж–Є–∞—Ж–Є—П –У—Г—А—Г-–Щ–Њ–≥–∞ 3
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

–°–µ–Љ–Є–љ–∞—А –Њ–љ–ї–∞–є–љ
mp3 –Њ–±—Г—З–µ–љ–Є–µ –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є –±–µ—Б–њ–ї–∞—В–љ–Њ
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

–°–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є–µ –Є —А–µ–∞–ї–Є–Ј–∞—Ж–Є—П
–¶–Є–Ї–ї —Б—В–∞—В–µ–є –Њ –°–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є–Є - –Є–љ–Є—Ж–Є–∞—Ж–Є—П –і–ї—П —А–µ–∞–ї–Є–Ј–∞—Ж–Є–Є
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

 –Р–љ–Њ–љ—Б—Л

–Я—А–∞–Ї—В–Є–Ї–∞ –Щ–Њ–≥–Є –Є –Ь–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є
–Ю–њ—Л—В—Л –њ—А–∞–Ї—В–Є–Ї—Г—О—Й–Є—Е –Т–Ђ–°–®–£–Ѓ –Щ–Ю–У–£.  –Ю–њ–Є—Б–∞–љ–Є–µ –Љ–Є—Б—В–Є—З–µ—Б–Ї–Є—Е –Њ–њ—Л—В–Њ–≤ –Є –њ–µ—А–µ–ґ–Є–≤–∞–љ–Є–є. –Ш–Э–Ш–¶–Ш–Р–¶–Ш–Ш, –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є, —А–µ–Ї–Њ–Љ–µ–љ–і–∞—Ж–Є–Є –Є –њ—А–∞–Ї—В–Є–Ї–Є.
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

–Ф–љ–µ–≤–љ–Є–Ї –Ь–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–є
–Ю–њ–Є—Б–∞–љ–Є–µ –і—Г—Е–Њ–≤–љ—Л—Е –Њ–њ—Л—В–Њ–≤ –Є –њ–µ—А–µ–ґ–Є–≤–∞–љ–Є–є –≤–Њ –≤—А–µ–Љ—П –њ—А–∞–Ї—В–Є–Ї–Є –њ–Њ–і —А—Г–Ї–Њ–≤–Њ–і—Б—В–≤–Њ–Љ –£—З–Є—В–µ–ї—П. –Ю–њ—Л—В—Л –≤—Л—Б–Њ–Ї–Њ–≥–Њ —Г—А–Њ–≤–љ—П –Є —А–µ–∞–ї–Є–Ј–∞—Ж–Є—П –±–Њ–ґ–µ—Б—В–≤–µ–љ–љ–Њ–≥–Њ –°–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—П.
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

–†–∞—Б–Ї—А—Л—В–Є–µ –∞–љ–∞—Е–∞—В—Л
–Я—А–∞–Ї—В–Є–Ї–∞ —А–∞—Б–Ї—А—Л—В–Є—П –Ф—Г—И–Є, —А–∞–Ј–≤–Є—В–Є–µ –°–Њ—Б—В—А–∞–і–∞–љ–Є—П –Є –Ы—О–±–≤–Є. –Ю–±—А–µ—В–µ–љ–Є–µ –≤–љ—Г—В—А–µ–љ–љ–µ–≥–Њ —Б–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—П –Є —Б–Є–ї—М–љ–Њ–є —Н–љ–µ—А–≥–Є–Є.
–Я–Њ–і—А–Њ–±–љ–µ–µ 

 –°—В–∞—В–Є—Б—В–Є–Ї–∞
–ѓ–љ–і–µ–Ї—Б —Ж–Є—В–Є—А–Њ–≤–∞–љ–Є—П –ѓ–љ–і–µ–Ї—Б.–Ь–µ—В—А–Є–Ї–∞

Numen.ru

–Т—Л –Љ–Њ–ґ–µ—В–µ –Ї—Г–њ–Є—В—М —Н—В—Г –Ї–љ–Є–≥—Г —З–µ—А–µ–Ј –Є–љ—В–µ—А–љ–µ—В!

–£—Б—В–∞–љ–Њ–≤–Є—В–µ –±–∞–љ–љ–µ—А:

–Ю–±—Г—З–µ–љ–Є–µ –Љ–µ–і–Є—В–∞—Ж–Є–Є –Т—Л—Б—И–∞—П –Щ–Њ–≥–∞

–Ф—А—Г–≥–Є–µ –≤–∞—А–Є–∞–љ—В—Л


–°—В—А–µ–Љ—П—Й–Є–є—Б—П –Ї –і—Г—Е–Њ–≤–љ–Њ—Б—В–Є –Є –Ї –њ–Њ–Ј–љ–∞–љ–Є—О –†–µ–∞–ї—М–љ–Њ—Б—В–Є, –і–Њ–ї–ґ–µ–љ –њ–Њ–Љ–љ–Є—В—М –Њ –≤–µ—З–љ–Њ–ЉвА¶ —З—Г–≤—Б—В–≤–Њ–≤–∞—В—М, –≤–Є–і–µ—В—М –Є —А–∞–Ј–Љ—Л—И–ї—П—В—М –Њ –±–µ—Б–Ї–Њ–љ–µ—З–љ–Њ–Љ. –Ю–љ –і–Њ–ї–ґ–µ–љ –Њ–±–ї–∞–і–∞—В—М –≤–Ј–≥–ї—П–і–Њ–Љ, –≤–Є–і—П—Й–Є–Љ –Њ–≥—А–Њ–Љ–љ—Л–µ —А–∞—Б—Б—В–Њ—П–љ–Є—П –Є –њ—А–Њ–Љ–µ–ґ—Г—В–Ї–Є –≤—А–µ–Љ–µ–љ–Є, –і–Њ–ї–ґ–µ–љ –±—Л—В—М —Б–њ–Њ—Б–Њ–±–µ–љ –≤–Ј–≥–ї—П–љ—Г—В—М —Б–Њ —Б—В–Њ—А–Њ–љ—Л –љ–∞ —Б–≤–Њ–Є –і–µ–є—Б—В–≤–Є—П, —Б–≤–Њ—О –ґ–Є–Ј–љ—М –Є –ґ–Є–Ј–љ–Є —Ж–µ–ї—Л—Е –њ–Њ–Ї–Њ–ї–µ–љ–Є–є –Є –≤—Б–µ–є –Ч–µ–Љ–ї–Є. –Ю–љ –і–Њ–ї–ґ–µ–љ –Њ—Е–≤–∞—В—Л–≤–∞—В—М –±–µ—Б–њ—А–µ–і–µ–ї—М–љ–Њ—Б—В—М, –ґ–Є—В—М –і—Г–Љ–∞–Љ–Є –Њ –≤–µ—З–љ–Њ–Љ, —В–∞–є–љ–Њ–Љ –Є –љ–µ–Є–Ј–Љ–µ–љ–љ–Њ–Љ, –і–Њ–ї–ґ–µ–љ –±—Л—В—М –≤–ї—О–±–ї—С–љ –≤ –С–µ—Б–Ї–Њ–љ–µ—З–љ–Њ–µвА¶ –°–∞–Љ–∞ –ґ–Є–Ј–љ—М –і–Њ–ї–ґ–љ–∞ –±—Л—В—М –њ–Њ—Б–≤—П—Й–µ–љ–∞ –≠—В–Њ–Љ—Г –Ч–∞–њ—А–µ–і–µ–ї—М–љ–Њ–Љ—ГвА¶ –ґ–Є–≤—П –Ї–∞–Ї –≤—Б–µ –Є –≤–µ–і—П –ґ–Є–Ј–љ—М –њ—А–Њ—Б—В–Њ–≥–Њ –Њ–±—Л–≤–∞—В–µ–ї—П, –Њ–љ –±—Г–і–µ—В —З—Г–≤—Б—В–≤–Њ–≤–∞—В—М —Б–µ–±—П –Є–Ј–≥–љ–∞–љ–љ–Є–Ї–Њ–ЉвА¶ –Њ–љ –±—Г–і–µ—В —А–∞–Ј–Љ—Л—И–ї—П—В—М –Є –Љ–µ—З—В–∞—В—М –Њ –љ–µ–њ—А–µ—Е–Њ–і—П—Й–µ–є –Є—Б—В–Є–љ–µ, —Б—В—А–µ–Љ–Є—В—М—Б—П –Ї —А–µ–∞–ї–Є–Ј–∞—Ж–Є–Є –Є –≤–Њ–њ–ї–Њ—Й–µ–љ–Є—О –≤–љ—Г—В—А–µ–љ–љ–µ–≥–Њ –µ–і–Є–љ—Б—В–≤–∞ —Б–Њ —Б–≤–Њ–Є–Љ –±–Њ–ґ–µ—Б—В–≤–µ–љ–љ—Л–Љ –Є—Б—В–Њ—З–љ–Є–Ї–Њ–Љ.
–Т—Л—Б—И–∞—П –Щ–Њ–≥–∞, –Э–Є–Ї–Њ–ї–∞–є S.A.N.T


   © Nikolai S.A.N.T E-mail